Болонский процесс без будущего Украины

Его грядущее иль пусто, иль темно.

М.Ю. Лермонтов

В Болонской декларации указаны 6 основных задач, решение которых, как предполагается, будет способствовать единению Европы в области образования. Это введение общепонятных, сравнимых квалификаций в области высшего образования, переход на двухступенчатую систему высшего образования (бакалаврат — магистратура), введение оценки трудоемкости (курсов, программ, нагрузки) в терминах зачетных единиц (кредитов) и отражение учебной программы в приложении к диплому, образец которого разработан ЮНЕСКО, повышение мобильности студентов, преподавателей и административно-управленческого персонала (в идеале каждый студент должен провести не менее семестра в другом вузе, желательно зарубежном), обеспечение необходимого качества высшего образования, взаимное признание квалификаций и соответствующих документов в области высшего образования, обеспечение автономности вузов. До настоящего времени принято говорить о 10 задачах: к ранее сформулированным добавляются введение аспирантуры в общую систему высшего образования (в качестве третьего уровня), придание «европейского измерения» высшему образованию (его ориентация на общеевропейские ценности) и повышение привлекательности, конкурентоспособности европейского образования, реализация социальной роли высшего образования, его доступность, развитие системы дополнительного образования (так называемое образование в течение всей жизни). Кроме того, в настоящее время все более говорится об общеевропейском образовательном и исследовательском пространстве.

«Болонский процесс (БП) — это процесс создания единого европейского образовательного и научного пространства» (здесь и далее выделены цитаты из статьи «Болонский процесс и будущее Украины». — Прим. авт.). Хороший тезис, что и говорить, вот только почему-то в европейских странах лишь малая часть высших учебных заведений охвачена этим самым процессом. Верно, потому, что БП — способ поставить планку минимальной достаточности. Не берусь говорить относительно иных специальностей, но в медицине это истина априорная. Как-то трудно представить себе студента, который шесть лет научается выбирать правильный ответ из пяти предложенных, в качестве творческой личности. Да и с диагностикой на том уровне, к которому мы привыкли, этот процесс ассоциируется мало.

Наши американские коллеги, об опыте которых с таким пиететом (и вполне заслуженно) отзывается уважаемый Вячеслав Григорьевич, пришли к неожиданному выводу, что создали такую систему здравоохранения, в которой нет места десяткам миллионов самих американцев. Самую затратную, дорогостоящую систему, которая наряду с уникально высоким уровнем для многих создает колоссальные проблемы для большинства. О количестве врачебных ошибок в США не понаслышке знает весь медицинский мир, благодарение господу, гласность в Америке не лозунг.

Посмотрите, как забавно. Америка отказалась, по сути, от созданной системы здравоохранения и последними решениями определилась с тем, что для модификации ее потребуется около $ 40 млрд в несколько ближайших лет (неприлично громадная сумма для Украины). Европа, видя, насколько ее опережает Америка, ринулась ее догонять и ввела БП, Украина ужаснулась своему тотальному отставанию от всех и… Credo quia absurdum.

Хотя, если верить Вячеславу Григорьевичу, уже достаточно давно «были разработаны новые учебные планы, приближенные к учебным планам медицинских факультетов и колледжей в США, Канаде, введена модульно-рейтинговая система обучения и оценок студентов. Таким образом, мы опередили Болонский процесс в Европе на семь лет! Мы перешли с пяти факультетов на три, как во всем мире, сократив педиатрический и санитарно-гигиенический факультеты». Это из интервью журналу «Зеркало недели». (На самом деле эти «сокращенные» факультеты благополучно функционируют и, более того, выпускают сравнительно приличных специалистов, самое смешное — потому, что на них нет иностранных студентов…) Правда, в том же самом интервью изложен несколько иной сценарий развития событий: «…Но в 1999 году начался Болонский процесс, и сейчас, с опозданием на пять лет, мы пытаемся присоединиться к европейскому общеобразовательному пространству».

Почему же мы с таким энтузиазмом все же ринулись в вырытую для других целей яму? По скудоумию, похоже, сейчас объяснюсь. Положим, мы страдаем геморроем, мучаемся при этом несказанно, ибо денег «на операцию» нет, а наш состоятельный сосед готовится к кардиохирургической операции в одной из лучших клиник Европы. По предложенной логике, если мы начнем принимать лекарства, которые прописаны соседу, то всенепременно станем богатыми. На практике же получится с точностью до наоборот: богатыми мы не станем, а вот болезнью той же страдать, вполне возможно, начнем.

Давайте посмотрим, а чем мы гордимся: «Удалось осуществить переход к государственной аттестации врачей каждые пять лет по единым стандартам». Страна должна знать своих героев. Спросите у любого лекаря, что происходит с ним каждые пять лет. Мы платим деньги за липовые курсы, затем снова платим за то, чтобы пройти «аттестацию по единым стандартам», где столько нелепостей и конфликтов источников, что печально известный «ЕГ» может только мечтать. Правила игры от года к году меняются, но только для того, чтобы все большее число чиновников от медицины смогло поучаствовать в процессе безнаказанного «доения» коллеги своего, которого загоняют в систему, где от него ничего не зависит, как овцу (хорошо хоть стригут, а не забивают на мясо).

Лозунг «все это необходимо для того, чтобы наш выпускник был конкуренто­способен в любой стране мира» и вовсе не выдерживает критики. Ни для кого не секрет, что основной преградой на пути работы по специальности за рубежом является незнание языка, но никак не профессиональные навыки наших массово покидающих Украину коллег.

Вот с чем можно согласиться на все 100 %, так это с тем, что «мы никогда не войдем в Болонский процесс», а так и будем втирать очки как себе, так и международному сообществу. Это касается прежде всего нагрузок на преподавателя, которые вдвое-втрое больше, чем полагается по стандартам, я умалчиваю об оплате труда (пока что умалчиваю). Мы не будем говорить о практически полном отсутствии оснащения, которое во многом делает преподавание современным, и многих других досадных «мелочах».

Для нас все еще большая проблема подготовить тесты к занятиям в достаточном количестве, ведь это перманентные расходы: бумага, ксерокс, принтер, мультимедиа, цветная печать, ламинирование. Все материалы на бумажных носителях нужно иметь не только в достаточном количестве, но и по нескольку разных вариантов, ведь имеем дело с очень изобретательной частью населения. Любой преподаватель, реально работающий в рамках БП, может это подтвердить.

Относительно современной учебной литературы мне лучше и не заикаться… Какая там «доказательная медицина, сведения из Кокрановских обзоров и международных формуляров обследования и лечения больных». Нет самых элементарных относительно современных учебников, а те, что есть, большей частью не выдерживают критики.

Тезис первый. И здесь уместно снова процитировать Вячеслава Григорьевича: «…Учить многому — это не учить ничему». Простите, но кто же тогда подписывает к печати эти невероятные по объему «мегаломанические» учебники? Помнится, учебник по акушерству и гинекологии моей почти беззаботной студенческой юности не превышал 250 страниц в формате А5, что вполне терпимо, с учетом 4 семестров преподавания. Нынешний учебник заведомо превышает 500 страниц в формате А4. Неужели за тридцать лет «в наиболее древней и консервативной отрасли человеческой деятельности» произошли столь радикальные изменения?

Тезис второй. И снова цитата: «…Теперь о количестве дисциплин, преподаваемых студентам… в Европе их в среднем 30, у нас — почти 90». Однозначно и прозрачно, но, увы, только лозунг. Сократить кафедры означает сократить их заведующих, стало быть, профессуру — это возможно? Это не под силу БП, и никакая Европа, а тем более безразличная и далекая Америка, нам тут не поможет. Только матрос Железняк, но это мы уже проходили.

Кто же отдаст «честно заработанную» пожизненную кормушку ради процветания какого-то БП. Я не был удивлен, когда недавно услышал, что переход на общепринятый, мировой стандарт присуждения степеней у нас вновь отложен на долгий срок. Применительно к ныне работающему поколению — навсегда.

Тезис третий. «В суверенной Украине появилась возможность создать систему подготовки врачей такой, какой она была в развитых и богатых странах мира». Беда в том, что мы в обозримый период времени не будем ни развитой, ни богатой страной. Если последние 20 лет нашей новой истории ничему не научили, то более и говорить нечего. Тем, кто уверен в обратном, далее можно не читать.

Как ни горько осознавать, у нас «свой путь» — это реалии. Я с упоением (как захватывающий фантастический триллер) читаю страницы современных учебников, посвященные диагностическим алгоритмам. Ах, как все красиво, дух захватывает от наших возможностей, ошеломляющих открытий, когда диагностика — как прохождение трассы слалома-гиганта где-нибудь на Альпийских склонах в сердце старушки Европы.

Опустимся на грешную землю. Минимально достаточное обследование в условиях нашей страны — 3–4 тыс. грн (в среднем). Вот и весь диагностический алгоритм. Подготовленный таким образом «болонский специалист» оказывается в мире реальном, где большей частью нищие пациенты, словно распеленутый младенец. Продолжать рассказывать сказки, что нам нужно готовить специалистов на буду- щее?.. В мире взрослом подобные сказки называются иначе — ложь. Подавляющее большинство нынешних выпускников никогда и ни при каких обстоятельствах не будет работать в условиях, которые являются современностью для наших зарубежных коллег. Те же, кто сумеет ­трудоустроиться на престижные места (смотри у Вячеслава Григорьевича, исключая фтизиатров, относительно последних высказывание это можно расценить разве что как изде­вательство), смогут и сами пополнить свои знания за счет самостоятельной работы, значение которой «первыми ­поняли в США».

Тезис четвертый. Немного о «технологиях преподавания». Проблема здесь не только в недостаточности кадров, но и в их отборе. Преподавание в вузе по нашим «местечковым» понятиям — это почти гарантированное пожизненное относительно сносное существование. Отсюда и многие законом предоставляемые лазейки-благоглупости. Как можно представить себе выпускника позапрошлого года, пусть и формально успешного студента, в качестве преподавателя? Да никак! Возникает лишь один вопрос: кому это выгодно? Однако напрашивающаяся поправка — лишь строчка в тексте приказа, что к преподаванию могут привлекаться врачи не менее чем с первой аттестационной категорией, так никогда и не будет принята. Идея овеществлена не будет.

Я не буду подробно говорить о нагрузках, которые в несколько раз превосходят аналогичные в развитых странах. Не хочу упоминать и об унизительно низком уровне оплаты труда, что заставляет работать по совместительству, то есть на износ, или поступаться качеством, потому что параллельно осуществляется врачебная работа, которая и обеспечивает относительно адекватный уровень существования.

Технологии преподавания — это миллионные вливания в преподавательский процесс. Господа! У нас учебники не просто устаревшие, а наглядный материал — большей частью советские таблицы! Посмотрите, как выглядят учебные помещения в элитных университетах и иных заведениях рангом пониже! Преподаватели за свои скромные деньги ремонтируют древние компьютеры, покупают лампы для мультимедийных проекторов и прочее…

Тезис пятый. Всегда найдется благовидный предлог для того, чтобы ничего не делать. Но как же дорого обходится это «ничегонеделанье» обществу. Количество документов, которое вынужден писать несчастный преподаватель, возрастает в геометрической прогрессии. Научно-техническая революция, которая в развитых странах привела к уменьшению объемов макулатурных потоков, лишь усугубила ситуацию у нас. Мы не действуем, мы «обумаживаем» бездействие, будь то методики преподавания, практическая подготовка, семинарские занятия, лекционный материал… Мы давно и успешно подменили практическую деятельность бумаготворчеством. Новая система, я имею в виду БП, — колоссальный шаг вперед в этом направлении. Все примитивно формализовано. На первом месте — правильно выправленная бумага.

Любопытно то, что Вячеслав Григорьевич прекрасно все понимает, это специалисту видно невооруженным глазом, тогда почему же нет? Давайте вместе скажем «правдивую и страш- ную вещь» — БП в том половинчатом, декларативном, ущербном виде, в котором он насильственно и тотально внедряется в Украине, не способен ответить на вызовы современности. Это действительно путь в прошлое, то есть в никуда.

Результатом взятого нами курса стало общепринятое неприятие того уровня образования, которое способны давать наши, в том числе и ведущие, высшие учебные заведения. Результаты не заставили себя ждать. Посольство Украины в Иране подтвердило информацию об отказе этого государства признавать дипломы украинских медицинских высших учебных заведений с 1 января 2010 года... Это связано с низким уровнем квалификации выпускников украинских медвузов и высоким уровнем коррупции в университетах...

«Делегации Министерства выс­шего образования Саудовской Аравии за последние несколько лет совершили ряд визитов в украинские университеты с целью оценки качества образования. Они сообщали о многочисленных нарушениях в университетах, в частности, о том, что на обучение принимают иностранных студентов с очень низкими оценками, даже в медицинские вузы», — пояснил представитель министерства.

Скажите, что еще должно произойти, чтобы стало понятно, что ситуация близка к катастрофе? Какую еще публичную пощечину мы должны получить, чтобы не встретить ее недоумением и/или обидой — «ведь образование у нас находится на очень высоком уровне…». Мнение специалистов международного уровня оказалось иным: в тройке лучших вузов мира лидирует Кембриджский университет. Второе место досталось Гарварду, третье — Йельскому университету. Российский МГУ занял 93-е место из ста (единственный вуз на территории СНГ), украинских вузов в списке не оказалось...

Я не призываю идти «своим путем». БП должен существовать, как и во всем цивилизованном мире, это способ обеспечить преодоление «нижней образовательной планки» и для медицинского образования в том числе. Правда и то, что без обеспечения революционных изменений в самой системе, говорить о возможном прорыве для Украины невозможно.

Боюсь только, что наша элита в силу своего происхождения будет продолжать «оглуплять, стравливать, унижать, навя­зывать насильно ценности народу» будь то тотальный Болонский процесс или неадекватно трактуемые исторические события.

Глубокоуважаемый Вячеслав Григорьевич, ответ на вопрос, «будут ли наши дети и внуки более успешными, чем мы», зависит от вас, и таких как вы. К великому сожалению, ответ на этот почти что риторический вопрос абсолютно прозрачен, ведь вы призывали: «понятия в определениях должны быть однозначными» — чудесная фраза. Чем далее, тем большее число детей успешных родителей обучаются за рубежом или в «полуоткрытых» учебных заведениях, где преподают иностранные специалисты, причем на английском. Именно это, а не амбивалентно рекламируемый вами БП — эрзац для масс — есть путь в Европу, хотим мы того или нет. Вышеизложенное означает лишь одно — нынешнее положение вещей для подавляющего большинства населения страны нашей будет законсер- вировано надолго, для моего и, боюсь, следующего поколения — навсегда.

И мы, в потенциально прекрасной стране нашей, чем дальше, тем более напоминаем старого каторжника, который, тяжко дыша, влачит свои путы, не в силах избавиться от них, щедро поливая потом и кровью землю, которую сам и сделал бесплодной…

С.П. Григорьев


Источник: “http://www.mif-ua.com/archive/article/25583”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя